Солнечный камень — разновидность лабрадора с золотым сиянием; обычно имеет от ярко-рыжего до серого, почти черного цвета, с золотыми вкраплениями, очень хорошо заметными на солнце. Добывается в Орегоне (США).

 Иши ехал на катере, он рассматривал карту Ушамского р-на. Его больше всего интересовала полоса леса и самый крайний домик. Сейчас эта деревня полностью под водой. Придётся нырять. Иши посмотрел в проносящуюся тёмную воду и увидел очертания чего-то знакомого.
   Среди Ушаимского леса, в доме на самом краю деревни, жил Юлай, хороший, трудолюбивый парень, дни напролет возился в огороде, выращивал овощи на продажу, собирал колорадов, поливал огурцы, полол сорняки.
   Была у Юлая одна проблема; он был одноногий. Деревянная нога была так плохо сделана, что лучше уж без нее, чем так. Девушки его сторонились, замечая, как некрасиво он ходит.
И вот, копает Юлай картошку во дворе, а потом слышит визг, лай, суета на лесной тропе, и через дырку в заборе бежит на него лиса, прямо как осень — рыжая — рыжая. За ней собаки бегут, гавкают, охотник, слышно, по пятам идёт, ветки ломает.
  Лиса, прямо не знает куда деться, круги по двору наворачивает, собаки ее вот-вот нагонят.
   Пожалел Юлай лису, открыл сарай, она туда шмыгнула и забилась среди поленьев. А собак Юлай ногами отпихивает, а им поровну, как поросята лезут и лезут, лай развели, аж в голове гудит. Смотрит Юлай, охотник не хуже собак,  уже через забор собирается лезть.
  — «Э-э-э-й! Тише, тише, — покраснел от невиданного нахальства Юлай — с забора руки убрал!»
  — «Тут лиса, моя — сказал охотник — я заберу и пойду.»
  — «Собак своих забери — сделал круглые глаза Юлай, — а то они змоих кур в сарай загнали.»
  —  « Что ты брешешь? — взвился охотник — Лиса там, я ее целый день гонял.»
  — «Куры, говорю, — не сдавался Юлай, — ты собак забери, а то сейчас их вилами, могу шкуру попортить.»
  — «Не честный ты человек — сдался раздосадованный охотник, подзывая собак, — я тебе еще припомню!»
   Ушел охотник, а Юлай открывает сарай.
Лиса стоит смотрит на него умными глазами, а потом и убежала восвояси.
 Прошло несколько дней. Слышит Юлай, в дверь скребется кто-то, на улице еще раннее утро было. Открывает дверь: лиса стоит, а у ее перед лапами, камень рыжий лежит.
  — «Закопай этот «солнечный камень» в саду и клади, раз в неделю, под него мясо какого-нибудь животного. Но помни: счастье будет верным тебе, только пока ты верен ему.»
   Закопал он Солнечный камень, положил под него тушку кролика, и выросло там дерево, высокое, мощное, листья золотым цветом переливаются, и чудеса сразу плодоносить начало. На одной ветке сливы, на другой груши золотые, на третьей — яблоки крупные. Собирает Юлай фрукты, а они тут же новые поспевают, Хорошо зажил Юлай, приоделся, дом поправил.
   Собирает он как то, яблочки да груши. Подходит к забору девушка прелестная:
  — «Вот так дерево!  Как дуб!  И фрукты разные на нем растут.»
   Разговорились, он девушку в гости пригласил, поженились и зажили счастливо!
  Счастье не приходит одно, продажи у Юлая хорошо шли, он решил в городе тоже, лавку открыть, а вместо себя Аиту на продажи поставить, пока с Аитой насчет зарплаты договаривался, нечаянно поцеловался, ну и загулял с ней.
А их, как раз, охотник злопамятный в лесу увидел, и не поленился пойти и жене Юлая рассказать.
   Начался сущий кошмар, ссорились супруги, день и ночь, жена по-любому, решила уходить, а Юлай к бутылке прилип, стал совсем тряпкой, ходил нюни пускал. Ну и конечно, про наказ, насчет мяса для дерева забыл. Когда спохватился Юлай, поздно было, все золотые листочки попадали, зачахло дерево. Всех курей Юлай передушил, под дерево бросал, кроликов и гусей, даже корову привел.
Понял Юлай, что, бесполезно все это, отстегнул ногу и попрыгал на одной ноге куда глаза глядят.
  — «Ишу, приехали!- крикнул старый рыбак Упсул — GPS показывает, что это здесь!»
   Ишу открыл глаза и стал одевать гидрокостюм. Водная гладь успокоилась, вода стала вязкой, вокруг полная тишина. Иши несколько раз глубоко вздохнул, надел ребризер, и прыгнул за борт.
  Толстая темная вода водохранилища воспринималась мертвой, возможно, этот эффект появился из-за пасмурной пагоды. Иши включил фонарь, еще раз проверил воздух, затем медленно стал погружаться. Черно — синяя, чуть зеленоватая вода, уходила глубоко. Иши все никак не видел дна, вода становилась все темнее и темнее. Наконец, на границе допустимой глубины, он заметил очертания утопшего леса. Появилось чувство, что кто-то наблюдает за ним, — ерунда, нужно просто плыть вдоль леса — подумал Иши.     Он уже примерно представлял нужное место. Наконец, появился заросший илом забор, затем, очертания старого сарая, и дом с провалившийся крышей.   
  « Вот оно! — увидел иши деревянную ногу, прислоненную к гигантскому дереву, он выключил фонарь и поплыл на ощупь — так нужно!»
   В полной темноте, он нащупал дупло в гигантском дереве и просунул туда руку: «страшно!» — резко появилась мысль. Рука ушла по плечи, Иши ощупывал нутро, что-то скользкое, живое, чуть теплое, отодвинулось там.      «Ничего, ничего.» успокоил нервы Иши.
  Вдруг, он ощутил его, «солнечный камень», размером с яблоко, он был прямо впаян в ствол. Как только Иши легонько пошатал его, он сам упал в ладонь, будто ждал, когда его заберут.
   Иши положил камень в нагрудный карман и поплыл на поверхность, сейчас можно включить фонарь. Чувство, что кто-то наблюдает, никак не проходило, краем глаза, Иши увидел движение внизу и невольно зашевелил ластами, в два раза быстрее, быстрее, быстрее.
   «Он у меня, господин Такеши!» — разглядывал Иши Солнечный камень.
   «Заводи мотор, чего ждешь?